Семья Антона жила в Казахстане, в степях, за Русской Поляной. Село было не большое, насквозь продуваемое ветрами. В те годы зимы были снежными, с сильными буранами. Ветер гнал снег с такой силой, что стоя у окна, не видно было домов напротив. Порой село заносило снегом по самые крыши. Приходилось выставлять окна и открывать друг друга.
Одна из таких зим явилась испытанием для многих.
Буран нанес большие сугробы. Мальчишки на лыжах прыгали с крыши сарая, как с трамплина. Было очень весело. В азарте забыли об осторожности. Антон, тринадцатилетний подросток, прыгая, повредил себе спину.
Молоденькая сельская медсестра не отходила от постели мальчика. Когда обезболивающий укол терял силу – боль становилась невыносимо острой. Антон кричал и умолял, чтобы его отравили. Обезболивающих препаратов было мало. Ждали вертолета. Он должен опуститься на поле между озером и селом. Встречающие, да и просто некоторые из сельчан, собрались у застывшего озера. Детворе очень хотелось посмотреть вертолет. Старшие предостерегали малышей, что от винта вертолета поднимется ветер. «Маленькая пурга» прекратиться только после полной остановки винта.
Ветер пришел раньше. Степь стала быстро меняться. Длиннотелые снежные «зверьки» извиваясь и низко припадая к земле «убегали» от только им известной опасности, ища норки, чтобы укрыться. Это понеслась, завилась поземка. Небо на глазах менялось, становилось серым. Начинался буран. Собравшиеся быстро заработали лыжными палками, — скорее в село.
Вертолета не будет. Телефоны молчали. Село оказалось отрезанным от внешнего мира. Необходимо добраться из села до большой дороги, а там в Омск, в больницу. А буран все усиливался.
Мать Антона прямиком к директору совхоза. Отказ. Рисковать людьми в такую метель директор не стал. Придя домой мать заметалась. Что делать?! И тут она стала молиться. Мать взывала к Богу. Это был вопль отчаяния, беспомощности, безнадежности. Это был вопль сердца, истерзанного болью сына. Неожиданно мать успокоилась, перестала плакать. Она быстро оделась и молча куда – то ушла. Ее фигура мелькнула по дороге в гараж и растворилась в белизне метели.
Глаза вскоре вернувшейся матери светились надеждой. «Собираемся, Калатушка дает машину и бульдозеры!»
Завгар взял на себя ответственность за людей и новую технику, ослушавшись директора совхоза. Антона осторожно переместили в кузов крытой тентом машины. Уложили на множество перин, закутали в тулупы.
Поехали. Впереди бульдозеры с опытными тракторами прочищали путь. Следом тихо – тихо ехала машина. Они уже исчезли в буране, а Калатушка все еще стоял и смотрел им вслед. Лицо Завгара было спокойно, но в его душе был свой «буран». А если мести будет еще недели две? Только бы добрались!»
Впереди, по бокам, сзади – снег. Никакой видимости. Русское кладбище ,казахстанское кладбище, еще мимо них шла дорого. Но Этих ориентиров сейчас не было видно. Оставалось надеяться только на спидометр, опыт и интуицию. Не сбиться, не заплутать в степи – в этом ответственность на трактористах.
Шофер был в напряжении. Держаться далеко от бульдозеров нельзя — быстро заметает. Держаться близко – опасно. Резкое торможение, рывки, острой болью отзовутся на мальчике. Везти машину среди разбушевавшейся стихии надо осторожно, плавно, как опасный груз. «Надо, надо добраться!» А буран не унимался.
Ветер бил по тенту машины. Его завивание казалось зловещим. Снежная пыль запорошила находящихся в кузове. Антон спал, забывшись от укола. Уже стемнело. Горючего, спирта, продуктов взяли много. Но обезболивающие на исходе. Лицо медсестры было серьезно – сосредоточенным «Если заблудимся, не доберемся до большой дороги, как избавить Антона от боли?? Нужных лекарств мало.» А ветер все выл и выл голодным волком.
Мать непрестанно молилась. Бледная, осунувшаяся с опухшими от слез глазами, она острее других чувствовала всю тяжесть случившегося. Сын болью жил в ее сердце.
В ночи, среди безлюдной, обезумевшей от ветра снежной пустыне – тусклым «светлячком» медленно и осторожно наши герои продвигались в перед.
Калатушка не спал. « Только бы добрались,» — было в мыслях и сердцах многих.
И добрались.
Благополучно вернулись все, кроме Антона. Его оставили в больнице, где он пролежал два года в гипсовой кровати.
Буран утих дней через пять. Утих также неожиданно, как и налетел. Лыжи несли Калатушку вперед, поднимая серебристую пыль. Перед ним вольная ширь степи. Ярко светит солнце. Кругом тишина. Не верится, что еще совсем недавно здесь хозяйничал буран. Снег искрился , радужно играл на солнце так, что невозможно было смотреть. У Калатушки невольно выступили слезы.
Уже осень нестерпимо ярким было сияние снега после этого бурана в его жизни.
Автор: Л.Лоза.
Рассказ основан на реальных событиях.

Автора этого рассказа уже нет с нами, но светлая память о неё осталось в наших сердцах.

Leave a Reply

Your email address will not be published.