Любовь жила в прекраснейшем дворце. И из окна увидела однажды
Прохожего, с проказой на лице, И губы его высохли от жажды.

Он шел, нет, ноги волочил едва… А перед ним все двери – закрывались.
Никто воды ему не подавал: Коснуться прокаженного боялись.

Любовь через оконное стекло недолго на прохожего смотрела.
«Ему же плохо!» — мыслью обожгло, Ведь в сердце у Любви любовь горела.

На улицу! Скорей! Обнять, помочь! Кувшин с водою — в руки, двери – настежь.
Смотреть на прокаженного невмочь: Как жалок, как убог и как несчастен!

Во взгляде у него застыла боль… И сердце у Любви всё громче билось.
К прохожему приблизилась Любовь, Не только воду, предлагая — милость

«Пойдем со Мной, — сказала, — во дворец! Есть у Меня бальзам для ран и пища!
Страданием твоим придет конец! Ты никогда теперь не будешь лишним!

Пойдем!» — Любовь прохожего звала ну, кто бы во дворце жить отказался?
Открыты двери. И Любовь ждала, Но прокаженный … громко рассмеялся.

Он выбил у Любви из рук кувшин, и — нет воды. Осколки под ногами.
Потом в лицо ей плюнул от души, нагнулся и поднял с дороги камень.

Готов был бросить камень — за добро. О, так не поступают даже звери!
Любовь шагнула тихо за порог, но во дворец не закрывала двери.

А прокаженный ей вослед кричал: «Я проживу и без твоих подачек!»-
И весь — в проказе. Лучше б он молчал… а во дворце Любовь молилась, плача.

Вы скажете: такого не бывает, Но Божьего отвергли люди Сына.
И без стыда в лицо Ему плевали.

Так – было. И так есть. Любовь Господню, Увы, не каждый принимает грешник.
В лицо Любви еще плюют сегодня, Еще хотят ходить в своих одеждах.

Проказою греха еще гордятся. Оборванные, по дорогам бродят.
Ни наготы, ни грязи не стыдятся и мимо Божией Любви проходят.

Иисус на проходящих смотрит с болью. Не уходите! Богу — можно верить!
Готов Господь вас окружить любовью, И во дворец еще открыты двери.

Там — исцеление, покой, и счастье. Такие и не снились вам чертоги!
Куда же вы? Спаситель всех прощает, Он — не ушел. Он ждет вас на пороге.

Leave a Reply

Your email address will not be published.